Главная О Клубе Календарь Мероприятия Новости Репортажи Фото Форум Опыт Библиотека Ссылки
Библиотека  

 

РЕЙС
Москва - Магадан - Москва.

07.02.1997 г. пятница, 14.00 московского времени.

Только что выехали из Николиной Горы (Подмосковье, Запад) в направлении на Дальний Восток. Загрузка около 1 тонны. При выезде на спидометре было 10529 км. Выведено на "0". Выехали с поломками: оборван левый задний амортизатор; плохой контакт на печке; свеча приклеена холодной сваркой. Настроение сложное, впереди более 10000 км. (...Будь проклята ты Колыма, что названа чудной планетой,.. машины не ходят туда, бредут спотыкаясь олени...)
В Москве солнечно, температура около нуля градусов. Выезжаем из Москвы (пересекаем МКАД в 16.45), шоссе Энтузиастов напичкано светофорами. Движемся на Нижний Новгород. До Н.Новгорода 396 км.

Ночью с 7-го на 8-е проехали Нижний Новгород. Это было в 2 часа. С 5-ти до 7-ми спали. С 9-ти до 10-ти ремонтировались. Отошли крепления генератора. На улице минус 10 градусов. Сильный ветер со снегом. Переметает дороги. Впереди Казань. Из-за сложных погодных условий на постах ГАИ задерживают машины. Если не проскочим дальше на Восток, можем застрять надолго. Дорогу переметает толстыми сугробами снега. Сначала пути прошли 807 км. Вынуждены ехать днем с включенным светом.

Казань прошли по обходной дороге, впереди Набережные Челны. До Н.Челнов 210 км. Проходим проверку на посту ГАИ. Ивана повели в здание поста. Видно что-то не так, или что-то хотят. Погода портится.

Мне надоело ждать. Пошла за ним. Требуют лицензию на право перевозки грузов. Хотели крупно оштрафовать. Продержали 50 мин. Отпустили без штрафа. Машина была заглушена и наверное что-то прихватило морозом, - температура резко ползет вверх.

09.02. На исходе 2-е сутки пути. В Набережных Челнах платный мост через реку Кама. Заплатили 17 тыс. руб. (в старых расценках). С Н.Челнов хотели идти на Ижевск, узнали, что переметена трасса, взяли курс на Уфу. Но на посту ГАИ в Елабуге нас, также как и всех остальных, продержали ночь. В пути далее завоздушило систему охлаждения и начал периодически "выпрыгивать" тосол. Видимость очень плохая. Непонятно где дорога, а где обочина. При съезде с дороги на обочину для ремонта зарылись в глубокий снег. Потеряли крышку от расширительного бачка, - её сорвало. Закрыли бачок полиэтиленовой пленкой. Потеряли болт от патрубка термостата. Когда снимали патрубок, увидели, что термостата там нет. С трудом нашли замену болту, подрегулировали систему зажигания, уменьшилось чихание на малых оборотах, но немного увеличилась детонация. Заменили ремень генератора, подтянули ремень водяного насоса. Генератор заработал более надежно. Прошли Татарстан, идем по Башкортостану. Номера на машинах 02. Вчера попадались 52, 16 и др. Приближаемся к Уфе. Все дорожные указатели на татарском "Исен барда ил таны", или на башкирском. На заправке застряли в сугробе. От Елабуги до Уфы дорога сравнительно хорошая. Километрах в 10 от Уфы крупная авария: фура развернута поперек дороги, тягач Вольво разбит, водитель лежит на земле, накрыт одеялом. Дорога очень скользкая, принимаем решение двигаться медленней, со скоростью 60-70 км/час. Температура после бурана около 0 градусов.

Проезжаем Урал. В горах небольшой городок Сим. Вдоль дороги с машин торгуют оружием. Всевозможные ружья, автоматы с лентами для патронов. До Челябинска 281 км.

Остановка на ужин перед Челябинском. В стороне остался Златоуст. На границе "Европа-Азия" стоит кафе. Сейчас снимем на видеокамеру стелу с надписью Азия.

10.02. Стелу "Азия" снимать не стали.

Из-за таможни в Казахстане вынуждены накинуть крюк 250-300 км. от Кургана на Ялуторовск. Сейчас идем на Омск. Проезжаем мимо г.Ишим. Печка работает очень плохо. На ходу режем панель, чтобы добраться до печки, по частям выбрасываем в окно. Пройдено 2500 км за трое суток. Идут четвертые сутки. До Омска добрались в 23 часа московского времени (+ 3 часа местного). Проезд по городу платный. Отдали 74 тыс. руб. ГАИшник сказал, что впереди много платных городов. Прошли 2876 км. Сейчас будем спать.

11.02. Три часа назад истекло четверо суток поездки. Пройдено 3000 км. От Омска до Куйбышева дорога была плохая, извилистая, забита плотным снегом. Населенных пунктов мало. Вплоть до Омска заправки были часто. За Омском местность пустынная, транспорта мало. Можно учиться вождению автомобиля. И на 3210 км нашего пути Иру занесло в кювет. Машину положило на бок. Первый урок шоферской науки получен: "Тише едешь - дальше будешь."

12.02. Въехали в Новосибирск в час ночи. Дорога от Куйбышева до Новосибирска была исключительная. Проезд по Новосибирску платный. Спали пять часов. Оттепель: -3, погода портится. Начался обильный снег. Плохая видимость. Держим курс на Кемерово.

13.02. Прошли Кемерово, Мариинск, Ачинск, Красноярск. Истекли шестые сутки пути. Спали в Мариинске 4 часа. Учеба вождения у Иры окончилась неудачно. Хрупкая женская рука сломала рыраг коробки передач. Причина скорее не в сильных руках, а в плохом металле ГАЗели. Отремонтировали крепление рычага коробки. У Ивана проблемы с ориентацией во времени. Запутался в количестве пройденных суток. Он уверен, что на 13-е число в 17 часов московского времени прошло пять суток, и пройдено 4626 км. Я утверждаю, что прошло 6 суток. Находимся за Красноярском в 150-200 километрах. Расплавился переключатель дальнего/ближнего света. За Красноярском оторвало второй амортизатор. Заехали на СТО. Переварили крепления амортизаторов. Поставили металлические косынки. Не работает звуковой сигнал. Весь день мы ехали пристегнутые ремнями. Когда стемнело, ремни сбросили. Как назло, через несколько минут под уличным освещением какого-то поселка в таком виде нас увидел ГАИшник и естественно оштрафовал. Чуть раньше нас штрафовали за противотуманный фонарь два раза, который был установлен в неположенном месте. Еще в Москве Иван установил этот фонарь в направлении на дорожные знаки и указатели, чтобы лучше ориентироваться в ночное время в незнакомой местности.

14.02. Ночевали в Канске. Лопнул стакан с тормозной жидкостью для сцепления. Километров через тридцать после Канска купили тормозную жидкость, заклеили стакан скотчем. Иван приморозил руки ежедневными ремонтами. Движемся в сторону Тайшета. В Канске были проблемы с транспортной милицией из-за отсутствия лицензии на перевозку груза. На улице -15. Солнечно.

Перед Тайшетом занесло в кювет. Вытаскивал КамАЗ, порвал все веревочные тросы. Сейчас 14 часов. Ровно 7 суток в дороге, почти безвылазно в холодной машине. По пути познакомились со многими дальнобойшиками. День они идут впереди нас, день мы. С Тайшета хотели идти на Братск, но встретили попутчиков, которые идут к морю Лаптевых, и которые рассказали нам, что к Братску прямая дорога очень плохая и надо идти на Братск через Тулун, а это значит, что надо намотать лишних 200-250 км по очень скользкой неровной дороге. Средняя скорость движения упала до 40 км/час. Возле Нижнеудинска очень хорошая столовая. Наконец-то вкусно и плотно поели.

(Информация от шоферов: Усть-Кут, Мирный, Якутск. В Мирный не заходить, заправиться в с/х "Новый". После Усть-Кута будут проверки, заправиться там же "под жвак" в бак и во все канистры.)

15.02. Ночевали в 50 км от Тулуна. Дорога от Тулуна до Братска хорошая. Есть кафе, столовые, заправки. Прокачали сцепление. Идем на Север. Растительность беднеет, мороз усиливается. Истекли 8-е сутки. Подъезжаем к Усть-Куту. В машине сильно воняет бензином. Видать на верхней поверхности бака трещина. Когда бак полный, все пары бензина идут в кабину. Приходится ехать с открытым окном.

16.02. Вчера прошли Усть-Кут. Ночевали возле кемпинга "Андреич", вагончик. Готовят неважно. С нами на стоянке ночевало много фур. Все идут на Якутию. Есть номера 70. Это регион моря Лаптевых. Идем по зимнику. Летом здесь болото. Дорога в кочках. Водилы сказали, что дальше будет еще хуже. Вчера ночью на затяжном подъеме вырвало ту свечу, что приклеили в Москве. Иван привязал её "на излом" проволокой. Сечёт, но едем дальше. В 11.35 добрались до пикета "Ужмай". Пообедали, заправились. Бензин здесь в полтора раза дороже. Снова встретились с мужиками, что гонят УАЗы на Якутск. А нам дальше... Пока неизвестно куда.

17.02. Ночевали в последнем поселке Иркутской области. Впереди Республика Саха, Якутия. Говорят перед Мирным есть таможня. Планируем свернуть на Витим, чтобы лишний раз не проходить контроль. Тронулись в пять утра. Холод не дал нормально поспать. Дорога засыпана белым снегом, совершенно не видно колеи. Глаза сильно устают. Едем наобум, со скоростью 20-25 км/час. Машины большая редкость. В 14 часов московского времени прошло десять суток нашего путешествия. Доехали до поворота на Витим. Повернули. Дорога почти не укатана. Значит здесь машины ещё большая редкость. Проехали метров 500 и услышали, как лопнул ремень на двигателе. Ужас, - запасных ремней больше нет. Возвращаемся на развилку, становимся лицом на Мирный.

18.03. Вчера мы были вынуждены заглушить машину. Темно. Машин нет, ни встречных, ни попутных. Приспособить запасный ремень не удалось, - очень короткий. Мороз очень сильный. Может -40, а может -60 . Снег в лесу по пояс. Приходится лезть в снег, ногами нащупывать бревна. Вытаскиваем из этого снега бревна и обкладываем переднюю часть машины. Через пару часов большой костер с трех сторон прогревает переднюю часть машины. Если этого не сделать, то наш пластмассовый радиатор превратится за ночь в искореженные осколки. В кузове у нас были мороженные котлеты. Пытались жарить их на палочках. Увы, тают и падают в костер. Достали совковую лопату и пожарили котлеты на лопате. Иван выпил водку из пластикового стаканчика и мгновенно уснул. На развилке мы долго проторчали. Машины редкость, а шансов того, что на больших фурах найдется в запаске ремень для ГАЗели почти нулевая. Здесь все проезжающие останавливаются и предлагают помощь. Наконец-то нам удалось подобрать ремень. Поставили ремень и пытались сразу завестись. Увы, заклинил замок зажигания с противоугонным устройством. Пришлось сбивать противоугонное устройство молотком. Выбрасываем сердечник замка зажигания. Теперь нужно сунуть палец в отверстие для сердечника, повернуть, и завести машину. На исходе 11 сутки пути. До ближайшего телефона 600 км. Проехали какую-то дорожную службу, Чона. Сразу за спуском большая наледь. Это подгрунтовые воды выходят на поверхность, образуют большую лужу длинной порядка 30 метров с крутыми высокими берегами. Несмотря на сильный мороз, лужа незамерзшая. Справа и слева от лужи желтоватые пятна. Это корка льда покрытая мокрым снегом. Там, под коркой льда, может быть глубоко. Глубина самой лужи-наледи неизвестна. Раз дорога входит в воду, значит все машины проходят здесь. Значит и мы будем идти в неизвестность. Прошли. Глубина порядка пятидесяти сантиметров. Боялись, что прихватит колодки морозом. Обошлось. Через несколько часов мы почувствовали, что пахнет бензином. Сорвало шланг с карбюратора. Могли загореться, т.к. сильно сечет свеча. Оттуда выбрасываются отработанные газы. Мы устали, состояние сонливое, не заметили как проскочили первый пикет от Чоны. Бензин в баке закончился. Заправляемся из канистр. В грузовом отсеке протерлась пластиковая канистра с тосолом. Запах тосола идет через щели из грузового отсека в кабину. До следующего пикета 100 километров. Мы проехали еще около 30 километров. На пути нам попалась синяя легковушка. В ней горел свет. С выхлопной трубы шел сизый дым. На сиденье откинувшись спал водитель. Проехав чуть далее Иван сказал: "Странно, а дорога в обход легковушки хорошо укатана, как будто её уже объезжают два дня." Хотя мы проехали не так далеко, но возвращаться сил уже не было. Решили остановиться на ночлег. Выбрали место, где ветер сдувает газы от выхлопной трубы из под машины в сторону. Оставляем включенный свет.

19.02. Неизвестно какая сила заставила Ивана проснуться. Ему снился сон, что он попрощался и поцеловал старшего сына, Сашу. Второго сына, Юру, не видел. А издалека закричала дочь, Даша: "Папа, а меня...". Он сказал: "Сейчас", с трудом перебрался с коробок на переднее сиденье и почему-то вылез в пассажирскую дверь, хотя своя была ближе и не загроможден проход. Вывалился в снег, вдохнул свежий воздух и потерял сознание. Пришел в себя, понял что угорели, стал звать меня. Я очнулась ото сна, увидела голову Ивана без шапки, в снегу. Еле выбралась к нему и тоже потеряла сознания. Иван тормошил меня, заставлял подняться. Снег на его руках не таял. Я поднялась. Он упал. Отключился. Я кричала на него. Все было как во сне. У меня отмерзали руки без варежек. "Развязался" желудок. Иван сейчас вспоминает, что когда мы были в "отключке", лежал в снегу у него было ощущение, что он отходит в "мир иной", и что сопротивляется: "нет, не хочу надо дышать, двигаться, жить, надо будить Иру, надо выжить, ради детей, ради родных." Мы ползали возле машины, поочередно теряя сознание. Машина продолжала гудеть. У меня была одна мысль найти аптечку. Она все не отыскивалась. Я кое-как включила переноску. Нашли. Выпили активированный уголь, попозже цитрамон. Стало на мгновение проясняться в голове, какими-то приступами просветления и снова потеря сознания. Мы валялись, ползали возле машины. Я просила помощи у Бога не дать умереть. Ради Антохи я находила силы двигаться. Мы с Иваном цепляясь друг за друга, тормошили, кричали что-то друг другу. Когда стало легче, машина заглохла. А это значит нужно открывать кузов доставать оттуда канистру с бензином заливать в бак. Иван с трудом открыл дверь в грузовой отсек. Я держала лейку. Он, качаясь, лил часть бензина в лейку, а часть мне на руки. Наши руки окончательно прихвачены морозом. Машин как назло до сих пор нет. Мы завелись и потихонечку тронулись. Вскорости встретили не вписавшуюся в поворот фуру. Шофера отбрасывали лопатой снег из-под колес. Мы рассказали им, что с нами произошло. Они дали нам таблетки и кипятка. Мы попили чай со сгущенкой. Стало легче. К нам подкатил УАЗик. Попросил закурить. Я спросила у водителя, не встречалась ли ему синяя легковушка. Он сказал, что подъезжал к ней, и там сидит мужик, наверное угорел, наверное мертвый. Двигатель вроде-бы не работал. Иван предупредил ребят из фуры, что непорядок с легковушкой. Движемся дальше. Опять нужно заправляться с канистры в бак. У Ивана пальцы рук не слушаются. У меня приморожены пальцы ног. В кабине приличный минус. Переднее стекло покрыто толстым слоем льда из внутренней стороны кабины. Осталась незамерзшая полоска прозрачного стекла шириной сантиметров 15-20, - это место обдувается нашей печкой. До пикета семь километров. Там заправимся в бак и канистры, а может выпросим поесть чего-нибудь горячего. Идут 12 сутки в пути. Впереди еще тысячи километров зимника. Впереди полюс холода. Трасса Якутия-Магадан. Отсутствие заправок, пунктов питания.

20.02. Ночевали в п. Новый. Мы прошли один участок зимника. Движемся по насыпной дороге в сторону Якутска. На спидометре 6962 км. На улице -46 градусов. Говорят вчера было -47. Дорога отвратительная. Печка работает очень плохо, её движек от холода чем-то тормозится. Обкладываем его тряпками. При постукивании по корпусу вращается быстрее. Ремонт печки невозможен. Чтобы её снять, нужно глушить машину и разобрать много лишнего. При таком морозе мы за пару часов превратимся в сосульки. Ночевали в котельной, топят нефтью. Спали 2 часа, я помылась в душе. Самочувствие отвратительное, большая нехватка кислорода. Автомобильная версия отправки груза провалилась. Условия невыносимые.

22.02. 20 февраля после поселка Новый проехали поселок Крестях, и недоезжая Тойбохой у нас загорелся воздухоочистительный фильтр. До этого были хлопки в карбюраторе. Пламя удалось быстро потушить с помощью порошкового огнетушителя. Весь двигатель, провода, детали запачканы. Сгоревший фильтр выбросили. Промыли карбюратор, но бесполезно. На трассе стояли часов пять. Жгли костер. Двигатель прогревали снизу паяльной лампой. Нас дотащил КамАЗ до п. Тойбохой за 50 тыс. руб. Потом мы увидели давнего попутчика по зимнику, который дотащил нас до гаража. До 4 утра копались в моторе. Помогали все якуты, их человек 5-6. Решили оставить все до утра. Наш попутчик, его зовут Вася Сидоров, якут, забрал нас к себе домой. Поспали мы 4 часа и снова за ремонт. Снова промывали карбюратор, двигатель не хотел работать нормально, и так раз 5. Каждой смене охраны ставили водку, закуску. Тем не менее, у нас своровали веревочные тросы. А вообще, якуты - хорошие люди. Подходят к машине, советуют, крутят, вертят. Хотя попадаются неприятные экземпляры. На следующий день нашего пребывания в гараже, заступил охранник Гена, надоел выклянчиванием водки.

Вечером к ремонту подключился Семён. Привез свой карбюратор, но крепления не подошли. Токарь Вова выточил втулку на свечу. Исключили из цепи карбюратора систему принудительного холостого хода. Иван зарядил аккумуляторы. Вытащили фильтр тонкой очистки топлива, - если бензин с водой, фильтр забивается льдом. Ночью выпал снежок, температура около 10 градусов мороза, - для якутов это весна. За ремонт токарь получил 100 т.р., Семен - 200 т.р. и продуктов на 100 т.р.

Сейчас 14 часов по Москве. На спидометре 7281 км. Идем опять по зимнику, писать очень неудобно. Карбюратор опять чихает, многократная регулировка системы зажигания и карбюратора не помогает. Плохой бензин. Мороз крепчает. Встречного транспорта почти нет. Светит полная Луна. Ехать очень жутко среди ночного леса, как по кладбищу. Кстати, у якутов на могилках крестов нет, а вместо могил всевозможные крохотные домики, теремочки, вместо крестов какие-то вымпелы, флаги, всё на коммунистическую тему. Проезжали п.Сунтар, там военкомат увешан интернациональными лозунгами, о службе в Армии, о доблестных солдатах. А возле школы свежие плакаты школьников в пионерских галстуках.

20 часов Москвы. Иван гнал меня спать. Сказал, что когда он будет спать, я должна дежурить и смотреть за направлением ветра и приборами. Я сказала что, как-только я лягу спать, он улетит в кювет. Он снова крикнул. Я полезла назад на коробки. Только легла, Иван тормознул перед большой кочкой, нас потащило и мы уже в кювете в глубоком снегу. Откапывались часа полтора, пробили колею метров восемь, но вырулить на дорогу никак не удавалось. Наконец услышали звук приближающегося КамАЗа. Шофер молодой. Дерганул машину назад так сильно, что Иван чуть не вывалился из машины. Протащил метров пятнадцать по валунам обочины пока не выскочили на укатанную колею. Мы поблагодарили его, рассчитались. Иван завел ГАЗель, что-то заскрежетало, заглушил. Взял переноску и пополз под машину. Оказывается кочка, или бревно разодрала и искорежила поддон муфты сцепления. Снял, подрихтовал, поставил. Завелись, тронулись. Машину начало сильно кидать из стороны в сторону. Иван снова вышел осмотреть машину и увидел что передние колеса смотрят в разные стороны. Оказывается при вытаскивании с обочины мы изогнули рулевую тягу. Выравнивать её здесь невозможно. Движемся очень медленно до ближайшего поселка. Рулим одним колесом, второе идет юзом. Если машина начинает слушаться второе колесо, Иван резко начинает крутить руль в другую сторону. Наконец-то добрались до поселка, нашли гараж. Проконтролировали направление ветра, легли спать, преградив въезд в гараж, при включенном двигателе.

23 февраля. Постучали нам в машину в 2.30 Москвы. Впустили в гараж. Мы хотели сами снимать тягу и ровнять. Подошел бывший механик, якут Николай и предложил ехать к нему домой и ровнять тягу лебёдкой. Выровняли тягу быстро. У Николая дома мы поели горячего, заполнили термоса кипятком, угостили продуктами, заплатили 100 т.р. Он дал нам в дорогу свежего хлеба, сахар, шкуру оленя чтобы подстилать под машину при ремонте. Время 6 Москвы. На спидометре 7385 км. До Якутска нам ехать полтора суток... Сегодня день рождения Жени (внук Иры) ему годик. Где он, как растет, уже наверное ходит. Так хочется его увидеть.

26 февраля. Записи не делала три дня. Всё надоело. Перед глазами с утра до ночи одна и та же картина: зимняя белая дорога. Лес сменяется тундрой и все снова идет по кругу. Наступает апатия. С 23 по 26 февраля прошли от п. Ынахсыт, Верхневилюйск, Вилюйск, все поселки по карте. В Якутске опять была жуткая беда. В Якутск мы вошли поздней ночью, мечтали найти гостиницу, но безуспешно. Улицы пустынные. Заехали во двор между пятиэтажными домами, решили заночевать. Оставили приоткрытую форточку. Стали так чтобы дым сносило в сторону...

А по дороге раннее, за день до Якутска, у нас снова сильно завоняло бензином. Иван проверил двигатель и бак. Дверь в грузовой отсек, где стояли канистры с бензином, заклинило. Поехали дальше. Вонять стало сильнее. Иван сказал, что это не 76 бензин, которым мы заправлялись по дороге, а этилированный в какой-то канистре, заправленной еще в Москве. Значит нужно взламывать дверь грузового отсека. Остановились. Иван взял монтировку и со всей дури начал выламывать заднюю дверь. Вскрыли. Оказалось причина того, что дверь не открывалась, - толстый слой льда, который намерз над стопорным солдатиком с внутренней стороны двери, и мешал его подъему. Ну и конструкторы. Зачем он был нужен, этот солдатик, в грузовом отсеке? Канистра с бензином действительно протерлась. Бензин с неё ушел под картонные коробки, замочил днища коробок и вероятно попортил нам какую-то продукцию. Канистру выбросили. Машину разгрузили и вновь загрузили. Изуродованную дверь привязали веревкой. Под другие канистры понасыпали снега и двинулись дальше. Запах бензина в кабине стал меньше, но все равно мы еще долго дышали этой ядовитой гадостью. Впоследствии продырявилась канистра с тосолом, - тоже яд. Глушитель под машиной прогорел в двух местах и дым поднимался вверх через щели в кузов и кабину. Устранить эту беду никак не удавалось, холодная сварка на глушителе не держалась. Все ядовитые пары и газы смешались и продолжали нас травить.

А еще перед Якутском между п. Илбенге и Бегдигестях мы тоже ночевали. Иван отметил водочкой 23 февраля и мы поспали благополучно. Зато поутру на зимнике нам попалась большая наледь и мы засели по все колёса в ледяной воде с большими глыбами льда. Задние колеса попали в ямку, машину развернуло по диагонали и ни туда ни сюда. С машины выбраться невозможно. Через некоторое время к нашему счастью и удивлению нас на тросе вытащил УАЗик. Это я сделала так сказать отступление, т.к. забыла последовательность событий.

Надышавшись за целый день ядами, а ночью из-за сменившегося ветра мы опять угорели. Я проснулась, толкнула в бок Ивана, чтоб проверил приборы. Мы так договаривались, кто первый просыпается будит другого, проверять приборы. Иван поднялся. Голова ничего не соображает. Нажимает на педали, дергает рычаги. Никаких движений. Это оказывается шумит вентилятор печки, двигатель уже заглох. Иван стал тормошить меня. Все повторилось как в прошлый раз, с многократной потерей сознания, и прочими неприятностями. Мы замерзали. Я была в носках, обуть валенки не было сил. Через время мы решили бросить машину и идти в подъезд. Подъезд был теплый, с батареями. В одной из квартир слышался громкий пьяный разговор. Я постучалась, как смогла объяснила, что с нами произошло, попросила таблетки активированного угля. Нам долго не открывали. Мы ходили туда-сюда, ругались между собой. Я не хотела этой поездки, мы с Тоней отговаривали Ивана от этого варианта. Он настоял, уговорил меня, обещал идти до Иркутска, а далее на поезде, а если получится далее, то рассчитывал на 8-10 суток. А сегодня уже 19 суток ада. Мы еще не знаем конечный пункт автомобильной доставки груза. Машина ломается через день. У меня было чувство обреченности, что мы уже никогда не выберемся из этой Якутии. Дверь квартиры открылась. Там было две женщины. Муза Ивановна, она поминала своего мужа, и Таня. Мы первым делом искупались в ванной. Нас накормили, напоили чаем. Таня принесла таблетки. Мы поспали часа четыре. Вышли на улицу. Увидели, что двери машины мы бросили открытыми. На виду валяется видеокамера и все наши деньги и документы в сумочке. К нашему счастью, никто ничего не взял. С Якутска пошли на Ниж.Бестях к ледовой переправе. Переправились через Лену. Советовались куда идти далее. Нам нужно на Иню, поселок между Магаданом и Охотском. На Охотск зимника нет. Мне хотелось на Магадан, так как там есть наш друг Гриша, оттуда иногда на Иню летают военные вертолеты, может поможет Коля Архипов, хоть советом. Иван предлагает идти на Югоренок, а если там не получится заказать АН-2, то вернуться на магаданскую трассу и идти на Магадан. Югорёнок в три раза ближе, но там мы никого не знаем. Решили пока двигаться на Югоренок. Где-то на полпути от Майи до Амги у нас отказали тормоза. От вибрации сломалась медная трубка и вся тормозная жидкость ушла. Где-то 100 км мы шли без тормозов вообще. Ни ножного, ни ручного тормоза. Иван тормозит двигателем. Ехали ночью, крутые спуски и подъемы. На знаках показан уклон 12%... Все время извилистая дорога, сплошные повороты, и что характерно: после каждого спуска обязательно крутой поворот. То там, то сям попадаются могилки с памятниками разбившихся водителей. Кое-как доехали до п.Амга, - это районный центр. Заправились. Мы подвезли ГАИшника, который подсказал нам, что мы можем подремонтироваться и отдохнуть на местной электростанции (ДЭС). Мы нашли электростанцию, но там не оказалось ключей от гаража. Нам разрешили поставить машину на их территории, но спать в машине мы не решились. Попросились пересидеть ночь в щитовой. Там на лавках мы поспали. Иван ночью проверял машину. Угарного газа опять была полная кабина.

Утром пришли шофера. Мы заехали в бокс на яму. Сняли тормозную трубку. К сожалению, в гараже подходящей трубки не нашлось. После неудачных попыток что-нибудь приспособить, мы решили заглушить эту трубку. Это значит одна сторона сзади будет без тормоза. Мы прокачали тормоза и двинулись дальше. Очень долго тормоза были плохие. Вероятно какие-то колодки были приморожены льдом к нейтральному положению. При выезде на магаданскую дорогу тормоза стали работать лучше и загорелась контрольная лампочка недостатка тормозной жидкости. Добавив жидкости, мы вернулись в п.Амга на переговорный пункт, выяснить о возможности заказа самолета в Югоренке. Дозвонились в перевозки Охотского Аэропорта. Нам сказали, что самолеты ни на Югоренок, ни на Магадан не летают. Заказной рейс стоит 2500 т.р./час. В рублях у нас таких денег уже нет, а кто в Югоренке поменяет "баксы"? Остается только Магадан. Мы принимаем решение из Амги идти на Чурапчу. С Чурапчи выход на магаданскую трассу. Теперь мы идем по ней. Этот участок дороги терпимый, а впереди есть зимник. Между Амгой и Чурапчой дорога была жуткая. Лес. Ухабистая и очень узкая дорога. Непонятно, как там разминаются машины. Мы чуть не засели в снегу. Случайно остановившись в одном месте, Иван долго не решался тронуться. Ходил вокруг машины, прицеливался. Низинка. Если сорвем верхнюю корку льда, зароемся в глубокий снег. Откопаться не удастся. А машин ни встречных, ни попутных. Вероятно это санная дорога для оленей. Наконец-то Иван решился, и на малом газу мы вышли с низинки. Пару раз за пять часов мы встретили санные повозки с якутами, которые очень плохо объясняются по русски. Вроде поняли, что нам нужна магаданская трасса, правильно ли мы идем? Местами приходится ориентироваться по Солнцу, Луне, карте. А порой чисто интуитивно. Если дорога раздваивается, смотрим какая больше накатана и т.д. Нас расстраивает то, что за столько дней пути мы не встретили ни одной машины магаданского региона, с номером на знаке 49. Говорят, что есть еще одна дорога на Магадан, через Долину Смерти, но той дорогой нам идти отсоветовали.

Вышли на более оживленную дорогу. "На хвосте" сидят две машины. Не догоняют, не обгоняют. Здесь на дорогах встречается всякое. Надо быть осторожным.

27 февраля. Спали в п. Хандыга. Выехали в 10 местного времени. На спидометре 8831. До Магадана 1474 км. Дорога предстоит трудная среди скал и ущелий.

28 февраля. Последний день зимы. У б.Гали (мать Ивана) день рождения. Завтра весна. А здесь морозы, снега, седые вершины. Мы вчера добрались до п.Кюбюме. Прошли от Хандыги 324 км. Дорога - кромешный ад. Для железных нервов. Спуски, подъемы, крутые повороты, сплошной гололед. И надо идти вприжимку к скалам. Разъехаться двум машинам нет места. Если далеко впереди видишь или слышишь встречную машину, ищи "карман" и жди когда проедет встречный. Внизу пропасть. Ширина дороги от скалы до пропасти местами 2.7 метра. Кое где начало пропасти отмечено вешками, которые торчат в снегу. Снег может выступать еще на метр в сторону обрыва. В одном месте видели на дороге МАЗ, прицеп которого завис над пропастью. Водителя у МАЗа нет. Дорога в объезд МАЗа накатанная, значит завис несколько дней назад. Самые страшные места снимать на камеру я не смогла. Опускала голову, закрывала глаза, просила Ивана ехать медленнее. Перед самыми тяжелыми участками дороги установлены не дорожные знаки, а большие стенды на которых сразу нарисовано десяток знаков: "неровная дорога", "крутой поворот", "узкая дорога", "крутой спуск".. протяженность опасного участка. Сколько же нужно было загубить жизней, чтобы в этой глуши, в этих почти непроходимых скалах вырубить тысячи километров этих дорог? По некоторым из них уже давно никто не ездит. Самый страшный знак в дорогах среди скал: "узкая дорога". Не проиведи господи этот путь повторить, а надо ехать назад.

Сегодня идут 21-е сутки в пути. Ночевали в так называемой гостинице. Это жилой двухэтажный дом, в котором одна квартира выделена для проезжающих. Нас пустила туда Валентина Михайловна, начальница. За приют она денег не взяла, а мы просто угостили её продуктами. Машину заглушили, а утром отогревали два часа пока завели. Значит глушить машину нельзя, спать в ней нельзя, - а глушак прогорел еще больше.

Здесь две дороги: одна на Усть-Неру, это зимник на 350 километров длиннее. Другая на Куйдусун. Но там после границы с Якутией сильно переметает снегом. Встретили здесь мужика. Он идет из Сусумана. У него ГАЗ-53. Говорит, что откапывался раз 5, еле проехал. Ехать советует на Усть-Неру. А "угольщики", они едут до Оймякона, советуют ехать нижней, местной дорогой. Машина "дохлая". Как доедем? Нет сил. Уже заправились. Московское время 6.45. (Местное: 13.45).

После скал, где ехали "вприжимку", дорога ровная, хорошая до самого Кюбюме. Ехали со скоростью 70 км/час. Иван протягивает все гайки. Говорит поедем через Усть-Неру, чтобы меньше рисковать. Так что до Магадана опять ~ 1474 км.

Полюс холода, а это Оймякон, будем обходить северней, а через час будем на одном меридиане с Охотском, но вынуждены идти дальше на Восток, чтоб потом вернуться с Магадана на Иню и в Охотск на самолете или вертолете. Дорога от Кюбюме насыпная. Местами высота насыпи 2-5 метров. Не дай Бог оказаться в кювете. Никто не вытащит.

Светового дня осталось 3.5 часа. Ехать ночью страшно. Ночлега другого, кроме машины не предвидится. Сосны стоят забитые снегом. Верхушки даже понаклонялись под тяжестью снега, как в сказке. На 72-ом километре от Кюбюме развилка. Дорожная служба. Пару вагончиков, бульдозеры, дорожная техника. Здесь нас вкусно накормили. Мы обещали на обратном пути угостить рыбой.

2 марта. На спидометре 10211 км. До Магадана 242 км. Прошли через Усть-Неру. Зимник, по сравнению с якутским терпимый. Прошли три перевала. Тоже страшно, особенно когда тормоза не в порядке. В последнем якутском поселке, Артык, стоит пост ГАИ, который сейчас выполняет функции таможни. Ивана держали минут 30. Я сидела в машине. Таможенник рылся в моих личных вещах, в сумке из под видеокамеры, спрашивал везем ли водку. Переписали все фактуры, увидели перечень продуктов, товаров. У Ивана допытывались, где сигареты, продукты. Почему так много написано, а так мало фактически. Мы объяснили, что часть съели сами за 21 день пути, часть раздали за ремонты, ночлеги и т.п. Иван сказал, что у нас на двоих шестеро детей, и что если мы на каждом посту будем выдавать подарки, то нашим детям ничего не останется. Он разнервничался и начал выбивать мелодию пальцами рук. Пальцы были черные не от грязи, а от ежедневного обморожения из-за контакта с металлом на морозе. За эти дни его пальцы стали значительно толще, а кончики пальцев твердые, как камень. Издаваемая мелодия "камней" о деревянный стол таможенников, произвела впечатление на таможенников. Они отдали ему документы и мы тронулись дальше. А далее в Магаданской области ГАИшников интересует не водка, а оружие. Так сразу и говорят: "Показывайте, где у вас оружие?"

На развилке у прииска "Большевик" мы пообедали в столовой, а мужики сказали нам, что дальше нужно ехать верхней дорогой, через Сусуман. Эта дорога тоже длиннее, чем нижняя. Раньше, в п.Усть-Нера мы проехали реку Индигирка, а в п. Дебин, - последнюю реку нашего пути, Колыму. У нас порвало кожух под двигателем. Иван привязал его верёвкой.

Проехали Оротукан. Что-то поскрипывает с водительской стороны. Иван несколько раз высовывал голову в форточку на ходу, останавливался, но причины не выяснил. Движемся к п.Атка. Скорость 80 км/час. На подъеме обогнали фуру и через несколько минул причина прояснилась. Переднее колесо с водительской стороны заклинило. Нас кинуло в сторону к обрыву, на встречную полосу. Благо встречных не было, и, в этом случае - к счастью, был гололед. Иван сбросил скорость, но останавливаться на подъеме не стал. Решил доехать до "кармана", который уже был виден впереди на перевале. Нас обошла фура, и водители фуры показали нам на колесо идущее юзом. Иван кивнул, что знает. Остановившись мы осмотрели поломку. Лопнул подшипник и заклинил. Иван сдал чуть назад. Колесо расклинило. На исходе 23-и сутки. Пути. Движемся очень медленно, в расчете на то, что колесо может опять заклинить или отвалиться.

А вот и Магадан впереди. Засняли на видеокамеру вид на Магадан и внешний вид нашей новой разбитой машины.

В Магадан шли 23 дня почти безвылазно из машины. Никаких выходных. Сколько это смен рабочего времени? Добрались до офиса Гриши где-то в 16.00 местного времени. Машину вместе с грузом поставили на стоянку. Так как грузовой отсек был завязан на верёвочку, пришлось ставить машину вплотную к забору, так что колеса зарылись в глубокий сугроб.

На следующий день самостоятельно выбраться с сугроба не смогли. Из сугроба нас вытащил ГАЗ-53. Разгерметизировалась система охлаждения, "выскочил" тосол, полностью развалился подшипник. Мы потеряли крышку с подшипника на колесе. У нас своровали противотуманный фонарь.

17 марта. В Магадане уже полмесяца. Возможности заказать АН-2 пока нет. Была нелетная погода. В субботу, 15-го марта, самолёт стоял в плане. Сегодня его в плане нет. Сегодня пришел мужик, его сын летает на вертушке. Оставил телефон. Его сын сейчас в Охотске и будет к концу недели. Сегодня будем заказывать рейс, а может не будем. Смешно. И всё надоело. Всё-всё-всё!!!

15 апреля. 22 марта мы улетели из Магадана на Иню. Заказной рейс обошелся в 17 млн. 200 тыс. руб. (в деньгах до деноминации). На Ине нас уже ждала налоговая инспекция. Вызвали наряд милиции. За два дня до нашего прилёта "сняли остатки" у продавца в нашем магазине. Вечером этого дня, во время проверки была суматоха и у нас украли чайник тефалевый для Коли Архипова и соболиную шапку Ивана. На самолетной площадке нас встречал Юра, сын Ивана. Остался у нас до утра. До пяти утра мы не спали, делили товар для Ини и Охотского Аэропорта, куда мы собирались ближайшие дни.

Самолет заночевал на Ине. На следующий день, этим же самолетом мы полетели в Охотск. Юра полетел с нами, - у него каникулы. Пробыли в Охотске неделю. Хорошо поторговали. Разлетелись все сапоги "Вигорос", и дали предоплату еще на 15 пар. Отчитались в налоговой инспекции. Иван молодец, вышел с нормальными результатами. От 20 миллионов налога за прошлый год, который нам приписывали по ошибке, отбился.

На Ине, картошка, которую мы по осени брали на бартер пришла в негодность. Её пришлось вывозить на корм скоту. Восемь тонн, 24 млн. руб. в мусор. Это был еще один наш крупный промах. Неделю поторговали на Ине сильно сбросили цены, порой до закупочных, а брак (китайские костюмы) - до 50% от закупочной. Почти ничего не осталось. Нам в этот раз повезло. Попали под зарплату. Давали деньги бюджетникам за три месяца, компенсации на детей, пенсии. Работали с утра до ночи. Некогда вспомнить о еде, а о приготовлении пищи и речи нет. Питаемся шоколадными батончиками и кофе. Кто бы знал, как от этого иногда тошнит.

В пятницу, четвертого апреля, мы устроили перерыв в торговле. Смотались на полчаса в сельский совет, расписались. И бегом домой. А в подъезде уже стоит очередь покупателей. На следующий день мы должны были улететь в Магадан. Самолет стоял в плане. Мы готовились всю ночь к вылету. Иван откапывал контейнера с икрой из подпола, которую мы раннее брали на бартер, и закапывали в подполе подальше от глаз местного мафиозного рыбнадзора и милиции. Если два-три года назад эти "товарисчи" сами сдавали нам икру, чтобы мы её вывезли и продали, то теперь торговля икрой их вотчина, и нам этим бизнесом заниматься больше "низя". Мы не успевали приготовиться к вылету. Я молила Бога, чтоб испортилась погода. И Он помог. Утром повалил снег, все затянуло. Улетели аж во вторник, 8-го апреля. Просидели в Магадане неделю. Сначала ждали машину с ремонта. Мы оставляли её Грише.

На машине сменили диск сцепления. Карбюратор и воздухоочиститель поставили УАЗовские. Отремонтировали дверной замок на кузове. Отрихтовали и перекрасили заднюю дверь и задний бампер. Отремонтировали рычаг коробки скоростей. Заварили глушитель. Вся эта работа стоит 1800 т.р. + 1 млн. за использование офиса, телефон, проживание, перевозка по Магадану и т.п.

Мы перебирали варианты отправки на Москву. Либо своим ходом на машине на Москву, либо и груз, и машину на самолет. Машину забрали с ремонта 10-го апреля. Результатов по отправке самолетом все нет. По вечерам Иван стажирует меня и Юру вождению. Юре одиннадцать лет. Результатами Иван пока не доволен. Увы надежды рухнули в понедельник, грузовой авиарейс отложили еще на неделю. Вряд ли там теперь найдеся место для нас. Весна прет полным ходом. Днем температура резко поднимается, все тает, течет. Синоптики передают, что в средней Якутии днем до + 15, по Сибири до + 20. Зимник официально уже закрыли. Вчера наконец-то получили ветеринарные свидетельства на рыбопродукцию. Это большая глупость, - ветеринарные свидетельства готовятся несколько дней, а рыба за время проверки в промежуточном пункте только портится. В пятницу всю икру сдали в Магадане. В машине теперь только около тонны копченной рыбы и книги Ивана по физике и математике, которые он решил перевезти либо в Никополь, либо в Москву, туда где остановимся, к новому месту жительства. Книг килограмм 150-200.

Хотели выехать в ночь с понедельника на вторник, но возле дома зарылись в глубокий снег. Верхняя корка льда стала слабой и провалилась под грузом на пол-колеса в мокрый рыхлый снег под коркой.

Выехали 15 апреля, во вторник, в 14.00 Магаданского времени. С нами в обратный путь едет Юра. Решил жить с нами, хотя мама его отговаривала. Надо торопиться, - он пропускает школу. Впереди раскисший зимник, надежды всего 30%, что преодолеем этот путь. Водилы говорят, что мы через два дня упремся в грязь, а через четыре дня вернемся в Магадан.

Но Иван у нас отчаянный, пробует прорваться. Ночью сломали лопату. Вначале пути, сразу после выезда из города в моторе что-то засвистело. Это отошло крепление воздухоочистителя. УАЗовское крепление не подходит, его надо переделывать.

При выезде на спидометре было 10749 км. Пока идем той же дорогой, до Сусумана.

(Здесь утерян кусок дневника)

...совершенно непроходимом для нашей машины. Зависаем над колеёй, машина садится на мосты. Въезд на зимник самостоятельно преодолеть не получилось. Нас протащил МАЗ на тросе. У него лишь один ведущий мост, задний, но водилы обвили колеса цепями, которые роют колею глубже и глубже до твердой замороженной почвы. Отдали им 1 л. коньяка. Сидят сзади обедают, наверное пьют. Обещали подстраховать, но очень странно страхуют. Отъедут вперед и смотрят как мы буксуем, рвем машину и вылазим самостоятельно. Сейчас навстречу со стороны Уолбы шли три КамАЗа. Шофера руками показали крест. Значит мы не пройдем. Сейчас на одном месте буксуем минут десять. А навстречу идет автобус с рабочими. Первый раз на зимнике вижу автобус, у него также как у нас один ведущий мост. Разъехаться не можем. Нас сзади догнали на МАЗе, те, что коньяк пили. С автобусом разминулись самостоятельно. Водитель автобуса и рабочие машут нам, чтобы мы возвращались обратно. Одна надежда на буксир. Но никого нет. Бьемся сами.

От Хандыги до Уолбы 137 км и от Уолбы до Ытык-Кюэля 33 км, но эти 33 км дорога есть, а как пройти эти 137 км. Почти на одном месте пробуксовали 52 км. А проехали не больше 18-20 км. В низких местах колея входит в лужи длиной 100-200 метров. Как там идет колея неизвестно. Иван обмотал все провода скотчем, чтобы водой не залить провода, и чтобы не заглохнуть в лужах. В лужи влетаем с разгону. Машиной можно даже не рулить, колея её не отпускает всторону. Иногда мостами цепляем грунт, машина быстро тормозится, но благодаря большой скорости успеваем соскочить с мостов на колеса и вновь набираем разгон. Большие куски грязи падают на крышу машины.

Застряли. МАЗ собирается брать нас на буксир. Что из этого выйдет. Может что хорошее. Молю Бога, чтоб не сломаться. Обратного пути у нас нет.

Нас потихонечку тащит МАЗ. Длинный стальной трос то и дело рвется как нитка. Останавливаемся перевязываем. Хоть бы за сутки пройти эти 137 км.

22.30. Наш МАЗ решил нас бросить. Извинились, сказали что по тундре еще тащить можно, а на подъем в сопки тянут не станут, торопятся. Им надо успеть вернуться в Депутатский. Все понятно не осудишь. Они оторвались. Мы отстаем. Часто зависаем. Они пошли круто вверх прошли метров 80 подъема. Не осилили. Сползли к нам.

Мы вместе сделали шашлык. Решили биться по утру, когда морозец прихватит коркой льда дорогу. Иван мечтает, лишь бы МАЗ не пошёл раньше и не разбил нам дорогу своими цепями. Договорились, кто проснется раньше, тот будет другого. Увы, водители МАЗа проснулись раньше и уехали. Видно боялись, чтобы мы не застряли и не преградили им дорогу.

18.04. Магаданское время 12.00. Отъехали от места стоянки несколько километров. В какой-то луже бревном долбануло в бак. Образовалась трещина, с которой начал быстро капать бензин. Теперь Иван через каждые пятнадцать-двадцать минут выскакивает и затирает трещину мылом. В одном месте в сторону Уолбы нас обошел УАЗик. У него два ведущие моста. Встречные попадаются чаще. Встречные останавливаются в карманах и ждут когда мы пробьемся. Говорят, что со стороны Уолбы уже никого не выпускают. Это уже колонна последних машин, которую пустили нам на встречу. Мужики говорят, что там впереди, натуральное болото. У некоторых машин оборваны бампера. Советуют возвращаться обратно. Но Иван, стремится вперёд, даже если вырвут все мосты. Тормоза уже отказали. Внизу в грязи висят какие-то провода. Машина заводится через раз. В отсеке двигателя набилось полно грязи, которая быстро присыхает к двигателю. Засохшую грязь невозможно сдолбить с блока двигателя. У встречных купили бензин. Проходят последние машины с Уолбы. Иван все еще надеется, что будут машины на Уолбу, но попутных машин нет.

Засели. Встречные вытащили, но водилы сказали, что сзади остались только два трехмостовые Урала, пожарки. С Уолбы больше никого не будет. Советовали вернуться. Иван решил переждать до утра. К утру дорогу должно подморозить. А по подмороженной корке мы попытаемся проскочить. Иван и Юра выбрались через грязь в лес. Сварили суп. Заварили чай. Я в ботинках перейти через грязь не смогла. Глубокие рытвины с водой и под нами и справа и слева. Это так называется колея.

Иван говорит, что если мы не пройдем это место, то из-за того что здесь болото, летом наша машина будет поглощена в трясине. Я в истерике. Он говорит, что в крайнем случае все бросим и пойдем пешком к ближайшему поселку. Улетим на самолете или вертушке.

Утром мы не смогли далеко проехать. Засели. Иван бился, но в итоге, нас развернуло и мы оказались лицом к Магадану. Заглушили машину. Услышали со стороны Уолбы звук машины. Иван приготовил буксир. Нас объехал какой-то трехмостовый Урал и решил вытащить нас из ямы. Но что это? С ямы он уже нас вытащил и не останавливается. Тащит метров пятьсот. Иван сигналит, вездеход не воспринимает нашего дергания. Наконец-то он остановился в глубокой яме. Зарылся сам. Будка его кузова легла на грязь обочины. Урал стоит в глубокой грязи сильно наклонившись. Мы не засели. Пару раз его дергнули, но бесполезно. Мы отцепили трос, отошли назад задним ходом метров на 200 и развернулись лицом к Москве. Со стороны Уолбы едут два Урала, обещанные последние пожарки. Они съехали с дороги и объехали нас лесом. Одна из них начала выдергивать нашего спасителя. Увы не удалось. Обошла вторая и в паре они вытащили застрявший Урал. Так они и пошли дальше в связке. Мы остались.

Все. Выхода нет. Просидели до вечера и наконец-то мы услышали звук машины, приближающийся со стороны Магадана. Они остановились около нас. Это Урал с прицепом. В кабине муж с женой, Саша и Таня. Едут домой, в Якутск. Переживают, чтобы успеть до вскрытия Лены. Саша ругался на якутов, которые посоветовали ему идти этой дорогой. Говорит, что сзади есть выход на параллельную зимнюю дорогу идущую по реке. Мы договариваемся на буксировку за 500 т.р. Потащились обратно на буксире. С часа ночи до семи утра спали.

19.04. Вышли на реку. С 7.30 до 11.00 шли по реке до Ытык-Кюэля. Колеса нашей машины часто не касаются дна колеи. Мостами скребемся по льду. В Ытык-Кюэле мы распрощались, обменялись адресами. Они уехали. Мы занялись ремонтом. Мы с Юрой помыли машину, и в кабине. Я перемыла обувь и все грязное. Заправились. Купили вкусный теплый хлеб прямо в пекарне и тронулись. Да, Саша от денег отказался, взял рыбой. Отдали ящик и еще штук восемь. В 20.00 по спидометру прошли 1900 км. За первые двое суток прошли 1680 км. Сегодня в 14.00 было ровно четверо суток. И вот за эти два дня мы прошли лишь двести километров. Сейчас идем на Чурапчу, до неё 80 км. Трасса насыпная, нормальная, но очень пыльная. Снова слетел воздухоочиститель. То открутятся болты, то стреляет карбюратор. То помпа пищит. Нам везет на Якутию. Здесь столько поломок.

20.04. 21.35 по Магадану. За пятые сутки прошли 450 км. Постоянно ломаемся. Целый день едем с остановками. От вибрации постоянно раскручивается воздухоочиститель. Он уже достал Ивана. К вечеру Иван скрутил его и выбросил. Начало гнать масло. Пока шел ремонт, мы с Юрой в лесу варили борщ. Эту ночь мы не ехали. Спали. Уже как-то успокоились. Самый тяжелый участок пройден. Можно не торопиться. Расслабиться. Поспать.

21.04. За шестые сутки прошли 461 км. От Якутска пойдем вниз через Нерюнгри, Сковородино, Чернышевск. Верхняя дорога, через Мирный уже раскисла. По нижней дороге кусок пути придется идти по железной дороге. Сегодня идем по плохой дороге. Сплошные ухабы, большие камни. Опять проткнули заднее колесо. Нужна вулканизация. Это уже второе колесо. Если пробьем третье, придется делать перекидку, а монтировку потеряли на зимнике. Утонула в грязи. Снова оторвало амортизатор. Привязали веревкой.

19.00 Магаданского времени. Опять стоим, уже часа два с половиной, из-за стука в двигателе. Иван вскрыл крышку клапанов и занимается регулировкой зазоров.

22.04. Вчера на затяжном подъеме двигатель перегрелся. Стучит. Нужно было доехать до какого-нибудь поселка, где можно будет заниматься ремонтом, и поспать. На подъемы мы въезжали очень медленно. Скатывались по инерции. А поселка все нет. Очередной подъем. "Это последний", - сказал Иван. Стук значительно усилился. Наконец мы взобрались. Выключили двигатель и покатились вниз по инерции. К счастью, внизу за поворотом завиднелся поселок. Мы вкатились в поселок, свернули на стоянку и остановились у кафе. Мы поужинали, посоветовались с шоферами. Один водитель предложил отбуксировать нас вперед к поселку Чульман, это аэропорт г. Нерюнгри. Так мы и сделали. Еще несколько часов двигались на буксире. Так как буксировочные серьги оборваны, трос замотали на передний мост. Дистанция маленькая, - очень опасно. Печка не работает. Экономим энергию аккумуляторов для аварийного освещения. Стекла запотевают и покрываются инеем. Иван "прилип" к стеклу и ориентируется по светлым пятнам габаритов передней машины. Я пытаюсь царапать стекло, но безуспешно. Ведущий и не догадывается, что видимость у нас почти нулевая, - держит скорость около 70 км/час.

23.04. Вчера с разрешения начальника, Юрия Ивановича, мы въехали на территорию аэропортовского гаража. Сегодня помыли машину горячей водой и поставили в бокс на яму. Иван снял бензобак, мы с Юрой помыли его горячей водой, и после продувки бака отработавшими газами, сварщик его заварил. Договорились завулканизировать камеры для двух колес. Иван целый день провозился с машиной. Снял всё с двигателя, приподнял его домкратом, отсоединил поддон двигателя. Двигатель сняли толпой мужиков и унесли к мотористам. Ночевали у Володи с Аллой. Мы помылись, настирались. Так что отдохнули. Правда спалось мне неудобно. Раскладушка сильно прогнутая вниз и без подушки. Юра сильно ревнует меня к Ивану и первым занял место на диване. А раньше, в день регистрации, устраивал нам истерику. Говорит, живите так, без росписи. Мы сейчас с Юрой не ладим. У меня растаяли те хорошие чувства привязанности, что были раньше. Очень надеюсь, что всё пройдет. Он и Ольге, первой жене Ивана, запрещает расписываться с Тюрюхановым. Ведет себя эгоистично. Ищет выгоду. Иван замечания ему не делает.

26.04. В Чульмане мы сделали грандиозный ремонт. Мы там пробыли четверо суток. Устранили следующие поломки: в двигателе заменили коленвал, коренные и шатунные вкладыши, один шатун, кольца, проточили головку, заменили комплект прокладок, масляный фильтр. Все это покупали в Нерюнгри. Володя приспособил УАЗовские камеры на два колеса. Размер 15, а у наших колес размер 16. Заварили крепления амортизатора со стороны кузова. При этом пришлось поднимать кузов с помощью домкрата. Заварили крепления глушителя в одном месте, а в другом переделали серьгу крепления грушителя. Промыли радиатор. Выташили из двигателя оборванную шпильку. Нарезали новую резьбу, большего диаметра, и поставили новую шпильку. Никопольчанин Миша возил куда-то головку и установил новый ввертыш под свечу. Заварили и нарастили разорванные буксировочные серьги. Приспособили воздухоочиститель от мотоцикла Урал. Зарядили и долили две аккумуляторные батареи.

Выехали в 19.00 магаданского времени. Приехали в Сковородино в 5 утра. По дороге от Чульмана до Сковородино вырвало патрубок с радиатора. К счастью быстро заметили, двигатель не успел перегреться. Долили в систему охлаждения воды, помпа начала попискивать.

От Сковородино до Чернышевска железнодорожная переправа. Параллельный зимник уже не работает. Для ж/д переправы надо справку из ГАИ или ОМ, и справку от пожарников. Одна стоит 10 т.р., другая 30 т.р. На стоянке, где формируются ж/д платформы надо договориться с шоферами, а точнее найти себе напарников на платформу. Платформа стоит 6 млн. Туда входит три легковушки, или один грузовичок + легковушка. Хочешь, - едь один за 6 млн., а хочешь, - ищи напарников. В первый день напарников мы не нашли и остались ночевать. В 8 вечера наехало машин разных. Гонят иномарки с Хабаровска и "Владика" на Запад. С вечера договорились с кем грузиться, а в 8 утра уже погрузились.

Вчера, 27.04, была Пасха. Целый день мы с машиной простояли на платформе. Иван протягивал крепления глушителя, генератора и т.д. Ремень помпы уже тонкий, свечи постоянно закоксовываются, двигатель на малых оборотах работает с перебоями. Желательно поменять воду на тосол, свечи, высоковольтные провода, крышку распределителя, ремень 875 мм, 2 предохранителя, лампочки. Найти крышку на подшипник колеса, переднюю правую ступицу.

Снега здесь уже нет. Днём солнце палит, а ночью ещё прохладно. Попутчики на машинах разбились на кучки, отмечали Пасху. Это сегодня, 28.04 мы отъехали из Сковородино.

28.04. От Сковородино проехали около трехсот километров. Долго стоим на станции Могоча. То ли пропускаем пассажирский поезд, то ли будут рассортировывать вагоны. Сейчас до Москвы осталось 6876 км по ж/д, а по автомобильной дороге будет побольше.

30.04. На спидометре 15236 км. (от Магадана "намотали" 4487 км.)

Вчера от Чернышевска до Улан-Уде прошли 1055 км. Иван в азарте устраивает гонки с перегонщиками иномарок. Средняя скорость была 80 км/час. Но сегодня наверное столько не пройдем. Посты ГАИ всё чаще. Много времени уходит на проверки и поэтому сильно падает средняя скорость движения.

02.05.1997. На спидометре 17207 км. За два дня прошли 2 тыс. км. Полностью вышел из строя стартер. Иван разбирал его, надо менять бендикс. Заводились с горки, с толкача. Бендикс купили. От Улан-Уде добрались до Моршанска. Прошли города: Иркутск, Тулун, Тайшет, Канск.

Запись ниже сделана в июле 2000г.
Далее дневник не велся. Дорога была всё лучше, бензин и масла более качественные, ремонты реже. Штрафов от ГАИ всё больше. Вцелом дорога Магадан-Москва заняла 23 дня. С Москвы двинули на Украину, в Никополь, на Родину Ивана. Через несколько дней в Крым, в Феодосию, на Родину Ирины. Дальнейшие "дальнобойные" некоммерческие поездки совершали только между Москвой и Украиной, что занимает лишь сутки по хорошей дороге. Главная неприятная глупость на этом участке, - таможня. Эта "Берлинская Стена" делает Россию и Украину все более нищими. Неоднократное пересечение этой "стены" доказало, что доход от таможни идет не в казну государству, а в виде поборов в карманы таможенников. Пятьдесят миллионов украинцев на Украине и десять миллионов украинцев за пределами Украины становятся всё дальше друг от друга. Люди боятся ехать через таможню. Люди не хотят быть ограбленными.

В 1999 году у нас сложились такие обстоятельства, что декларация на машину оказалась просроченной. А машины с просроченной декларацией подлежат конфискации на таможне. Таков закон. Машина прописана в Москве, а засела в Никополе. Но выдернуть её отсюда сложнее, чем с Магадана. Спасибо вам, господа националисты-сепаратисты за "Берлинскую Стену" внутри моей единой страны. Нэзалэжных я не признал. Машину нужно продавать.

Продается грузопассажирский автомобиль ГАЗель, цельнометаллическая, семиместная, на ходу, в хорошем состоянии. На запчасти. Таможенная декларация просрочена. Машина пригодна для перемещения по зимникам, болотам, тундрам. Машина не приспособлена к перемещению по бюрократическим болотам. Продам дешево, 1000 у.е., или поменяю на видеокамеру "восьмерочку". Если разбогатею, машину выкуплю дороже. Тел: ...

Запись ниже сделана в сентябре 2000 г.
Машину так и не удалось продать на Украине. Даже за 1000 у.е. Желающих купить было много, но увы, все упиралось в документы. Я прописан на Дальнем Востоке. Машина прописана в Москве. Управляю своей машиной по генеральной доверенности. Декларация просрочена. Техосмотр просрочен. Значит нужно рисковать и гнать машину в Москву.

В июле проведен ремонт. Заменил кольца, поршни, вкладыши.

8-го августа выехал с Никополя с дочерью в направлении на Донбасс. Выехали поздним вечером, чтобы "спрятать" российские номера, ослепляя ДАИшников. Увы, фокус удался только частично, первый штраф, а точнее, взятку, отдал в Запорожье, 40 гривен. Но это лучше, чем штрафплощадка, где ежедневная стоянка $5. Пока не решишь все бюрократические вопросы в разных городах двух нэзалэжных стран, сумма будет расти. Штрафплощадка это гроб для такой машины, как моя. Остальные 500 км пройдены ночью по украинским проселочным дорогам вполне успешно и без остановок.

Перед границей Украина-Россия отдохнули у родственников. Оставил там дочь Дашу, взял сына Юру, и поутру, 10 августа тронулись в направлении на таможню...

Проехали километров 40 и километров за 10 до таможни нас, к счастью, останавливает ДАИ. Прежде всего, они решили нас оштрафовать за отсутствие талона техосмотра. Но пока торгавались, то ли сорок, то ли пятьдесят гривен, выяснилось, что декларация на въезд у нас давно прострочена.

- Оооо... Машину у вас заберут на таможне.

- А может я вам все свои гривны отдам, а вы меня проведете в обход таможни.

- Хммм. А сколько у тебя гривен?

- Четыреста. (Это чуть меньше ста долларов).

- Надо подумать.

Три "тэрища" сели в свою машину с мигалками. Подумали пару минут и...

- Ладно. Только давай мы сначала полностью осмотрим твою ГАЗель на предмет оружия, наркотиков и т.п.

- Смотрите.

Через пару минут мы в сопровождении ДАИ двинулись по грунтовым дорогам вдоль лесопосадок, вдоль тереконников к границе. В одном месте нас остановили украинские погранцы. Прятались в высокой траве у дороги, на машине. ДАИшники с ними переговорили. Видать придется им делиться наваром. Проехали мы еще километров 5. Остановились.

- Вон впереди уже русская деревня.

- Спасибо. Держите.

- Сколько здесь?

- Четыреста.

Сунул в карман, не считая.

- А как называется это место.

- Не важно. Езжай побыстрее.

Через полчаса мы вышли на трассу Ростов-Москва. Ура!!!!

Через час нас остановили на посту. Оштрафовали за то, что Юра не пристегнул ремень безопасности. 20 рублей. Это где-то 4 гривны. Далее до Москвы прошли 1000 км без штрафов.

Выдергивание машины с Украины на Россию обошлось в 444 гривны: 40 - штраф в Запорожье, 400 - сопровождение вокруг таможни, 4 - ремни безопасности на трассе Ростов-Москва.

А машина наша подорожала! На рынке в Москве такая 2500-3000 тыс усл. ед. Больше на Украину ехать не хочу. Уж лучше я поеду погостить на Родину поездом. Но и здесь вас поджидают сюрпризы от таможенников. К примеру. Вы везете с собой 3000 баксов. Заполняете декларацию и, чтобы не привлекать к себе внимание рэкета, таможенников и соседей пишите 300. Кроме того, откуда вам знать сколько вы можете провозить с собой на Украину. Кто вы, гражданин, резидент, нерезидент. Всем по разному. Сдавай излишки в банк, то бишь, таможеннику. Вот вы и пишите триста. Вас просят расписаться. Вы расписываетесь.

- А теперь покажите!

А вы забыли разбить эти 3000 по кучкам...

Такой случай у нас с Ириной произошел в Аэропорту Москвы, несколько лет назад, когда нужно было срочно вылететь в Днепропетровск, на Украину. Увы, из-за приколов таможни, авиабилеты пропали. Поехали на поезде...

ГАЗель наша сейчас в Москве. По прежнему езжу без техосмотра. Чтобы пройти техосмотр, нужно пройти медкомиссию. Чтобы пройти медкомиссию, нужно быть прописанным. А лететь на Дальний Восток дороговато...

Чего бы с ней сделать, а?

Запись ниже сделана в декабре 2002 г.

Старушка-КАЗЕЛЬ еще жива. Но живет вместе с нами на Украине, в Крыму, в Феодосии. Выезжает редко. В основном спит в гараже.

Ирина & Иван Горелик


Банеры Белорусского Клуба 4х4
Форум  


Фотоальбом  


Погода на 18 декабря  

Карты Беларуси (2 км)  

Карты Беларуси (2 км)
Интернет магазин аксессуаров, оборудования и запчастей для внедорожников
Крым 4х4